ПРОБЛЕМЫ ПЕРВОГО ПРОЕКТА

из воспоминаний продюсера Натальи Маченене


В моей «Первой книге продюсера» есть общие рекомендации – как сделать первый театральный проект, с какими сложностями может столкнуться продюсер, но нет конкретных примеров.
«Мне не хватило личных примеров» — так прокомментировал книгу один из читателей. Серией статей постараюсь восполнить этот пробел, проиллюстрирую теорию.

Проблемы первого самостоятельного проекта могут быть разные. Начну со своих граблей, на которые я наступила, затем буду рассказывать о том, с чем сталкивались мои студенты. У других грабли примерно такие же, независимо от сферы деятельности.

Мой первый самостоятельный продюсерский проект — спектакль по пьесе Братьев Пресняковых «Половое покрытие», был поставлен в театре Von Krahli (Таллин). Режиссёр Артём Насыбулин. Премьера состоялась: 21 января 2003 года.

В спектакле были заняты профессиональные актёры (молодые актёры Русского театра), диджеи SKY радио и непрофессионалы (музыкант, художник, рабочий сцены), музыкальная фольклорная группа. Всего – человек пятнадцать. Плюс технический персонал — осветитель, звукорежиссёр, помощник режиссёра, администратор.
Для дебютного спектакля это ого-го как много людей! Всем же надо было платить гонорары!

Спектакль задумывался для Русского театра Эстонии и количество людей в проекте не имело значения.
Но всё получилось несколько иначе…

Главная проблема — излишняя самоуверенность. Я бы поставила её на первое место. Моя излишняя самоуверенность была основана на том, что я всё могу. Я же в Русском театре спродюсировала четыре успешных (в той или иной степени) спектакля. Мы с командой рекламного отдела продавали полные залы, не на все спектакли театра, конечно, но ведь было же! Что, мы не продадим десять спектаклей по 70 мест!?

Излишняя самоуверенность встречается у большинства продюсеров, которые делают свои первые спектакли (проекты). Мне кажется это потому, что так много сил вкладывается в сам продукт, в само производство, что кажется “мы так всё круто сделали, зритель должен прийти и оценить, какие мы крутые”. Только поставили билеты в продажу — зритель бежит за билетами. Хе-хе… Кто ж через это не проходил…

…Я сделала афиши, флаеры.

Оказалось, что те возможности, которыми обладал театр, недоступны независимому проекту.
Для меня это стало открытием. Время — начало нулевых. Тогда, сейчас это трудно себе представить, интернет был маленький, был только ЖЖ Livejournal и всё.

Никаких соцсетей. Газеты были бумажные, телевидения на русском языке не было, было лишь государственное радио, которое слушали, в основном, люди преклонного возраста.

Мы пошли на коммерческое радио. Так это называлось тогда. Хотя – радио и радио. Сейчас понятия изменились – радиостанции не делятся по принципу финансирования. Кроме Радио 4, и то, когда вспоминают, что оно государственное.

Так вот, придумывая проект, спектакль «Половое покрытие», мы с подружкой, тогда ещё театральным критиком, задумали, что в спектакль следует пригласить модных радиодиджеев.

И, как почему-то решили мы, за ними придет зритель.

Вот она, излишняя самоуверенность. На деле оказалось – модные диджеи в спектакли были, поддержка самого модного радио (на тот момент) была, а зрителей не было!

Сегодня я могу объяснить, почему так случилось, перефразируя известную фразу, – «чукча радиослушатель, а не театральный зритель».

Думаю, это и моё недостаточное внимание к рекламе и продаже билетов, нехватка времени и правильности слов, чтобы объяснить зрителям, зачем идти на альтернативный спектакль, что их там ожидает.

Традиционные СМИ уже не читали молодые люди и где их “найти” — вот в чем был вопрос. Но ответить на него времени уже не было…

Акцентирую — это было время начала нулевых, Эстония, Таллин, старое уходило, новое ещё не пришло. Работа со зрителем во все времена — сложное дело.

Как так — страх? Можно задаться вопросом, как это стыкуется? Самоуверенность и страх? Да легко! Страх будет присутствовать всегда. В той или иной степени, если ты в чём-то не уверен.

Излишняя самоуверенность даёт тебе двигаться вперёд. Делать то, что ты боишься делать. Страх не даёт совершать какие-то уж совсем большие глупости.

Процесс репетиций моего первого спектакля «Половое покрытие» был очень прикольным – такое озорство, двайв, тусовка. 

Да, скорее всего – было прикольно потусоваться. Люди собрались хорошие, молодые, творческие. И атмосфера на репетициях была такая — творческая, радостная. Как будто все получили то, о чём давно мечтали.

Стоит отметить, что в те годы, кроме Русского театра, не было альтернативного театра и спектаклей на русском языке, таких, чтобы актёры могли попробовать себя в других ролях и в других проектах. Актёры были заняты в репертуаре (довольно однобоком) — классика и комедии. Репертуара  (актуального, злободневного, продвинутого) для молодых зрителей не было.

И здесь я, такая вся с современной драматургией — а давайте поставим спектакль для молодёжи? Поставим пьесу модных драматургов из Екатеринбурга! Кто ж сейчас помнит, что у них был свой театр им. Кристины Орбакайте? Да никто, кроме узкого круга профессионалов. Эти Братья Пресняковы писали смешные, злобные пьесы. 

Однажды пьеса попала мне в руки. И решила я её сделать. 

Ставить я её собиралась в Русском театре – предложила новым директорам театра (предыдущий директор бы согласился сделать спектакль)… Ой, это же ещё история! Расскажу отдельно. Ох, какой же опыт был… Нет, потом, не отвлекаюсь…

Итак. Предложила новым директорам, а они, мальчики слабые, испугались гнева труппы, да и раздражала я их сильно, видимо. 

Уволили они меня. 

Вот так случайно, спектакль «Половое покрытие» и стал моим первым самостоятельным спектаклем.

Не хотела я открывать театр. Хотела просто сделать спектакль. А ещё пришлось в какой-то момент быстро-быстро придумать название театру. Что можно придумать, когда быстро? 

Есть Русский театр, а есть другой театр. 

«Другой театр.»

Ладно, пусть будет. Вроде как, альтернатива. 

Когда закроют Русский театр, ты куда пойдёшь работать? В другой театр. «Ха-ха-ха-ха!»: смеялись актёры Русского театра…

Но я не была готова к самостоятельной жизни вне театра…

Да, я за свои 17 лет работы в Русском театре Эстонии пыталась уйти из него, найти другую работу. Но каждый раз, так складывались обстоятельства, я оставалась, и несколько лет не вспоминала об уходе. Может быть тогда не была готова, может быть ещё что-то надо было отработать.

А вот когда ушла, оказалась не готова к новой жизни. В те времена ещё не было модно фрилансить… 

Увлекательный процесс репетиций спектакля «Половое покрытие» притормозил ощущение страха. Но ближе к премьере страх стал просыпаться. И не один, а целое скопище страхов.

Продолжение на этой странице:

Не пропустить продолжение, получать статьи
один раз в неделю на email!